Метафора состояния души

Размещено Мар 6, 2019 в В библиотеке, Включить в слайдер, Мир и монастырь | Комментарии (0)

С 20 января по 3 марта в библиотеке монастыря прошли пять занятий по церковнославянскому языку.

Они были посвящены медленному чтению «Великого покаянного канона св. Андрея Критского». От 15 до 23 человек приходили по воскресениям в библиотеку обители, чтобы постичь эту духовную поэму, учиться читать по-церковнославянски и понимать прочитанное. В качестве образца мы слушали канон в чтении Патриаршего Экзарха всея Белоруси до 2013 года митрополита Филарета (Вахромеева). За пять занятий удалось разобрать шесть Песен канона.

Любой человек, входящий в храм в начале Великого поста, сталкивается с удивительным и полным смысловых и языковых загадок богослужебным текстом — «Великим покаянным каноном». Невозможно исчерпать его глубину. Перед нами как будто бы проходит вереница людей, существовавших до нас и опыт жизни которых дается святым Андреем Критским как назидание нам. Рассчитывать на то, что он нам сразу откроется, невозможно. Некоторые участники чтений поняли необходимость изучать Ветхий завет хотя бы в пересказах для детей и взрослых или через книгу епископа Виссариона (Нечаева) «Уроки покаяния по Библейским сказаниям».

В процессе комментирования и осмысления покаянного канона мы пришли к выводу, что Ветхий завет воспринимается святым Андреем как развернутая метафора состояния души. Этот поэтический прием, наряду с другими: рефренами1, аллюзиями2, акростихами (в тропарях, посвященных преподобной Марии Египетской)3, метафорами4, эпитетами5 – создают грандиозную картину падения человеческой души при уповании на ее спасение милосердием Божиим.

Кто такая первая Ева, о которой упоминается в самом начале Великого канона в пятом тропаре? Значит – была и вторая? Как понять словосочетания «Ева чувственная, «Ева мысленная»? Подобного рода вопросы возникают при медленном чтении любого из 250 тропарей канона.

Вторая Песнь имеет сквозную тему – одежда. «Одежда моя первая», «кожные ризы», «плоти моей риза», «внутренняя богообразная скиния» и др. Что скрывается за этими образами?

Слово «преложение», касаемое пресуществления Святых Даров – превращение хлеба и вина в Тело и Кровь Христову, в каноне имеет и другое значение – перемена, изменение в кающемся грешнике.

Действительно, непросто постигать язык богослужения.

Как и в декабре 2018 года, слушатели продолжали изучать церковнославянскую азбуку, разбирать некоторые грамматические вопросы: например, почему в некоторых Песнях канона, где в основном используется глагольная форма аориста (одноразовое, быстрое действие), вдруг неожиданно возникает форма перфекта6.

«Уподобилася еси», «видела еси», «уязвилася еси», «коснулася еси», «вкусила еси» – это своего рода состояние, явившееся результатом сиюминутного действия – грехопадения. В современном русском языке эти смысловые нюансы просто теряются в категории вида глагола – совершенного / несовершенного.

Обратились мы и к некоторым словам и понятиям, при внешней простоте касающиеся высокого богословия.

Например, слова «безсловесие», «безсловесная снедь» в вышеприведенном отрывке первой Песни канона и в др. местах имеют значение не только бытового неразумия, но и пребывание вне Бога и Его спасительной помощи. «Всякое безсловесное желание» (Песнь третья) приоткрывает этот смысл более явно. Действительно, в сознании древнего человека «словесный» – значит причастный к Богу-Слову. Нечто подобное произошло с самим святым Андреем. Из жития автора покаянного канона, читаемого дважды во время Великого поста, известно, что он был до 7 лет немым и обрел дар слова после причащения Святых Христовых Таин.

Церковнославянский язык намного богаче оттенками, чем современный русский язык, переводы на который не всегда передают полноту смысла канона. Например, в Песни четвертой есть несколько тропарей, вспоминающих историю патриарха Иакова – его семилетние труды ради любимой Рахили, обман его Лаваном, отдавшим ему старшую дочь Лию в жены, и снова семилетние труды ради любимой.

Простые слова в этом отрывке «деяние», «зрение» в церковнославянском языке приобретают значения «добродетель» и «созерцание» как результат многолетних трудов, а образ многочисленных детей Иакова, рождаемых в муках, – метафорой движения по лестнице добродетелей. «Деятельное восхождение» – ключевой образ этой Песни канона. Этот отрывок вовсе не о Иакове, как может показаться на первый взгляд, а о нас с вами.

Это лишь немногие заметки, касаемые содержания занятий по церковнославянскому языку. Активные высказывания участников чтений сделали их очень интересными.

Примечания

1 Рефрен – поэтический повтор.

2 Аллюзия – это намек, понятный не всем, а обычно лишь близким и единомышленникам говорящего, она устанавливает связь между общающимися.

3 Акростих – осмысленное слово, сложенное из начальных букв каждого из тропарей.

4 Метафора – скрытое сравнение, построенное на сходстве или контрасте явлений.

5 Эпитет – художественное определение.

6 Аорист и перфект – это церковнославянские глагольные формы прошедшего времени.

В. Чемезова, зав. архивным отделом монастыря

 

В День Торжества Православия, 17 марта, состоится еще одно занятие

по «Великому покаянному канону св. Андрея Критского».

После первой седмицы поста будут разобраны трудные места канона, с которыми столкнулись слушатели курса церковнославянского языка во время вечерних чтений с понедельника по четверг.

В последующие воскресные дни 24, 31 марта, 7 апреля

занятия будут посвящены теме «Читаем Пасхальную службу».

Время встречи в 17.00.

Занятия в монастырской библиотеке проведет

Вера Александровна Чемезова, зав. архивным отделом монастыря

Обязательно приносите тетрадь и ручку!

Телефоны для справок: +7 (3435) 25-55-83 – церковная лавка, +7 (982) 63-76-036 — Вера Александровна.

(45)

Объявление

Оставить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

[FTVI]
Перейти к верхней панели