Увидеть монаха. Продолжение

Размещено Сен 27, 2018 в Включить в слайдер, Исторические, Публикации, Современные | Комментарии (0)

В сентябре состоялись панихиды на двух могилах сестер дореволюционного Скорбященского монастыря.

К сожалению, мы очень мало знаем о судьбах сестер Скорбященского монастыря после закрытия обители в 1920 г. До недавнего времени нам не было известно местонахождение ни одной могилы.

Все изменилось после нескольких встреч.

Часть 1

см.: http://ntobitel.cerkov.ru/2018/09/25/uvidet-monaxa/

Часть 2

У святых отцов есть выражение, что монахом может стать только тот, кто увидел монаха. Архимандрит Алексий (Поликарпов), наместник Свято-Данилова ставропигиального монастыря, таковым считает своего духовного отца архимандрита Кирилла (Павлова), но знакомство с монашеством началось у него с самого раннего детства.

Он принял решение служить Церкви в священном сане благодаря общению с бабушкой Ефросинией Лукиничной, глубоко верующей женщиной, а также с монахинями, прошедшими через гонения и ссылки и служившими в Георгиевской церкви посёлка Слобода Первоуральского района Свердловской области, в которой архимандрит Алексий (в миру Анатолий Степанович) был крещен сразу после рождения. Одной из них была Стефанида Петровна Витязева – послушница Скорбященского женского монастыря Нижнетагильского завода.

Из послужного списка монашествующих и послушниц нашей обители за 1913 г. известно, что Стефанида Витязева родилась в 1885 г. в Кривской волости Шадринского уезда Пермской губернии в крестьянской семье. 29 мая 1905 г. она поступила в Скорбященский женский монастырь. В обители она исполняла послушание церковницы.

Как сложилась ее жизнь после закрытия монастыря, мы не знали. Благодаря общению с архимандритом Алексием и помощи о. Димитрия Шестакова из г. Первоуральска теперь мы знаем значительно больше.

Встреча в архимандритом Алексием (Поликарповым). 12.02.2018 г.

12 февраля этого года архимандрит Алексий поделился своими воспоминаниями:

«Степанида Петровна Витязева жила в г. Первоуральске в землянке с Клавдией Гладильщиковой. Землянкой назывался дом, с двух сторон обшитый досками, а между ними насыпалась земля, песок или опилки. Это был дешевый и быстрый вариант строительства, к которому прибегали семьи раскулаченных и ссыльных, которые приезжали на новотрубный завод.

Как она оказалась в Первоуральске? Мне запомнился ее рассказ: когда Нижнетагильский монастырь закрыли, Стефанида Петровна вернулась в родительский дом, но отец заставлял ее есть мясо, она отказывалась. Чтобы не было постоянных домашних конфликтов по поводу трапезы, она ушла из семьи и поселилась, чтобы быть поближе к храму».

Это понятие «поближе» относительное. В советское время на всю округу был только один храм – в с. Коуровская Слобода на реке Чусовой – в 35 км от г. Первоуральска. В храм во имя св. вмч. Георгия Победоносца приезжали за 70 км молиться даже из Свердловска, т. к. кафедральный собор (маленькая кладбищенская Иоанно-Предтеченская церковь) был еще более многолюдный, чем храм в Слободе. Народу было столько, что перекреститься было невозможно. Просфоры пекли тысячами. Об этом вспоминали очень многие, в том числе и жительница г. Первоуральска Алевтина Алексеевна Пахомова, которая была крестной дочерью Стефаниды Петровны. Но она не крестила Алевтину, а была названной крестной. Такой была практика у верующих в советское время: если восприемник умер или его местонахождение было не известно и он не мог участвовать в православном воспитании ребенка, семья находила др. крестного, который общался с их чадом и наставлял его в вере.

Алевтина Алексеевна рассказала: «Поскольку народу молящегося было очень много, иногда бабушки на пост или перед праздниками за неделю приезжали в Слободу, снимали где-нибудь жилье по ул. Советской, поближе к церкви, и ходили каждый день в храм молиться, готовились к исповеди и причастию. И помогали по храму, конечно. Сегодня до Слободы доехать можно на автобусе примерно за час, но раньше было не так».

По мнению о. Алексия (Поликарпова), добираться до Георгиевского храма было паломничеством. Многие так жили: работали на заводе, после трудовой недели ездили в храм на товарняках до станции Хромпик, а когда поезд делал поворот и притормаживал, верующие прыгали и шли многие километры до Слободы, чтобы молиться. Обратно добирались тем же путем. Машинисты знали о паломниках и вели поезд на минимальной скорости. Потом на работе вздремнешь немного и до следующего воскресения.

Алевтина Алексеевна вспоминала: «Мы с мамой, а также Стефанида Петровна ездили постоянно в Слободу из Первоуральска на электричке до станции Коуровка. Помню, какая была длинная цепь людей по дороге от станции до храма. Иногда батюшки Иларион Еремеев (1940–1947) или Иаков Котельников (1949–1971) тайно приезжали в г. Первоуральск и на квартире крестили детей – собиралось по нескольку человек. Заранее определялось, где они будут служить. И никто ни разу не донес. На этих службах присутствовала и моя крестная».

У Стефаниды Петровны в доме были Библия, Псалтирь и др. церковные книги. Она ходила по домам читать Псалтирь по покойникам. Бабушка о. Алексия (Поликарпова) Ефросиния Лукинична тоже ходила с ней, часто говорила: «Как человека не проводить в последний путь, а как ты умрешь, тебя никто не проводит». Поминками была не трапеза, а молитва (читали вечерню, утреню, акафисты и каноны). У Стефаниды Петровны были тетрадки с переписанными текстами служб. Если наступал какой-то праздник и не было возможности быть в храме, верующие женщины собирались у кого-нибудь в доме и молились вместе, потом пели канты. Общины были крепкие.

Позднее Стефанида Петровна купила маленькую избушку в п. Слобода недалеко от храма. Входя в дом, она молилась: «Милосердия отвези мне двери, Жизнодавче…»

По описанию о. Алексия, «красота ее была особенная, благочестивая, была она среднего роста». Его двоюродная сестра Любовь Владимировна тоже с теплом вспоминала Стефаниду Петровну: «Помним ее чистой, опрятной. Всегда в белом платочке (реже в черном), по-монашески завязанном. Облик матушки всегда перед глазами стоит. Стефанида Петровна была для нас светлым образом. Мы так привыкли к ней, что даже не задумывались что-то узнавать о ее жизни, а она не рассказывала».

Какие-то случаи, связанные со Стефанидой Петровной, особенно запомнились о. Алексию. Вот один из них: «Стефанида Петровна в алтаре помогала. Когда она подметала пол, был у нее такой обычай: через горнее место она не переходила, одну сторону мела к северной двери, др. – к южной. Я мальчишкой не понимал ничего, перескочу в неположенном месте, она меня остановит и тихонько говорит: надо на исповеди сказать, нельзя здесь скакать».

Алевтина Алексеевна помнила с детства, как Стефанида Петровна вместе с матерью Миропией (она была монахиня Понетаевского монастыря) во время службы выходили из алтаря на амвон со свечами. Их похоронили рядом на сельском кладбище.

А.А. Пахомова поделилась: «Моя крестная, которую я очень любила, была тихой женщиной (лишнего слова не скажет) и очень доброй. Светлый человек! Однажды она мне подарила валенки (сказала, чтобы в храм ходить), а как-то даже пальто на вырост они вместе с мамой мне справили. Заботилась она обо мне как о родной дочери, т. к. отец мой погиб на фронте. Пенсии у нее не было, зарабатывала она тем, что стегала одеяла (у нее дома был специальный станок). Жила очень просто… Ничего лишнего…

От крестной у меня остались цветы, сделанные ее руками мне на свадьбу, потом я их оформила под стекло в иконе. От Стефаниды Петровны есть у меня и образ Николая Чудотворца. Как-то она зашла к нам в дом на минутку, а на улице под дерево положила сверток, моя мама увидела и спросила, что в нем такое. Оказалось, что эту икону Святителя крестная несла кому-то на заказ. А моя мама воскликнула: «Сам ты, батюшка, ко мне пришел!» – и попросила икону оставить нам: мы быстренько заняли денег по соседям и выкупили ее. Я теперь берегу эту икону как память о ней».

Узнать день ее памяти пока не удалось и вряд ли когда-нибудь удастся.

19 сентября 2018 г. игумения Мария приехала в п. Слобода, и местная жительница Лидия Федоровна Павлова (в девичестве Кочева) показала место, где могла находиться могила послушницы Скорбященского монастыря Стефаниды Витязевой. Рядом с могилкой монахини Миропии – в миру Марии Павловны Бабиковой (14.04.1896 – 20.03.1983) – есть две могилки с обветшалыми крестами и совершенно стертыми надписями на фанерке. Под одним из этих крестов покоится тело рабы Божией Стефаниды. По просьбе матушки Марии иерей Дмитрий Шестаков, настоятель храма во имя св. Алексия человека Божия в селе Новоалексеевка, отслужил панихиду. Во время панихиды на небе проявилась радуга…

В. Чемезова, зав. архивным отделом монастыря

(43)

Объявление

Оставить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

[FTVI]
Перейти к верхней панели