27 июня Скорбященский женский монастырь посетил Борис Моисеевич Бакштановский — внук директора Нижнетагильского Реального училища Николая Ивановича Кларка, похороненного на кладбище обители.

Два чувства дивно близки нам,

В них обретает сердце пищу:

Любовь к родному пепелищу,

Любовь к отеческим гробам.

А.С. Пушкин

На второй день праздника Рождества Христова 1912 г. (по старому стилю 1911 г.) на кладбище Скорбященского женского монастыря был похоронен известный тагильский педагог Николай Иванович Кларк. Он, будучи из «великобританских уроженцев» Кларков и сын лесничего Саткинского завода, был выпускником математического факультета Казанского университета. В 1888 г. он начал преподавать математику и физику в Реальном училище Нижнетагильского завода, а уже через три года был назначен его директором. В 1896 г. он стал инспектором заводских училищ. Его брат Фёдор Иванович тоже связал свою жизнь с педагогикой: он преподавал в горнозаводском училище бухгалтерию. Начальницей Павло-Анатольевской женской гимназии, где обучались дочери некоторых священнослужителей заводского поселка, являлась супруга Федора Ивановича – Людмила Михайловна.

Николай Иванович Кларк потратил немало сил, чтобы Нижнетагильское горнозаводское училище стало среднетехнической школой и содержалось за счет казны. Статус не частной демидовской школы, а среднетехнического казенного училища позволял выпускникам поступать на государственную службу вне пределов Нижнетагильского округа, что было важно в условиях сокращения кадров, и получать государственные чины. Официально казённым средним горнозаводским техническим Нижнетагильское училище стало только 1 сентября 1916 г., уже после смерти Николая Ивановича.

Н.И. Кларк поддержал идею Бориса Мельникова о создании первого на Урале оркестра балалаечников, помог с организацией репетиций и покупкой инструментов. Через год учащиеся училища создали и духовой оркестр. Также директор поддержал инициативу надзирателя училища Михаила Дмитриева: ученики стали активно ходить в туристические походы.

Епархиальное церковное издание писало о Николае Ивановиче Кларке: «…своею добротою, доступностью, лишенной всякой формальности, [он] снискал глубокую любовь и уважение среди всех слоев общества и особенно среди педагогов и целых поколений учащегося юношества» [1].

В «Екатеринбургских епархиальных ведомостях» за 1911 г. был напечатан полный отчет о двухдневном праздновании 25-летия педагогической деятельности Н.И. Кларка. 25 сентября на благодарственном молебне Господу Богу во Входо-Иерусалимском храме юбиляра поздравили помощник благочинного Нижнетагильского церковного округа священник Всеволод Черепанов, настоятель Введенской церкви о. Николай Воецкий, законоучитель Павло-Анатольевской женской гимназии о. Александр Хохлов.

На молебне присутствовали настоятели Входо-Иерусалимского собора о. Симеон Хлынов, Свято-Троицкой единоверческой церкви о. Василий Конин, а также священники П. Старцев, М. Бирюков, диаконы И. Черепанов и Соболев.

Преподаватели Реального училища. В центре — Николай Иванович Кларк

После молебна в течение четырех часов были прочитаны многочисленные адреса и приветственные телеграммы от Нижнетагильского общества, попечительского совета заводских училищ, от родительских комитетов, благотворительного и потребительского обществ и др. В качестве подарка Николай Иванович получил выигрышный билет первого государственного займа и около 1900 рублей, собранные по подписке среди жителей Нижнетагильского завода. Так в 1911 г. был учрежден фонд его имени для выдачи стипендий беднейшим ученикам.

На следующий день в заводском театре, сцена которого была украшена зеленью, гирляндами и цветами, состоялся торжественный акт в двух отделениях, посвященный юбиляру. Учащиеся учебных заведений Нижнего Тагила устроили литературно-вокальный и музыкальный вечер. Трогательно читать всю программу празднования. Здесь были кантаты и гимны в исполнении хора учащихся, водевильные сценки, чтение стихотворений, пение, игра на скрипках, рояле, шумные и веселые игры. Не обошлось без фуршета и танцев. «Взволнованный, растроганный юбиляр говорит ответственную речь своим юным почитателям. Говорит как любящий отец, учитель и наставник, оканчивая ее пожеланием видеть в своих питомцах полезных работников, тружеников, просвещенных общественных деятелей, краснеть за которых пока ему не приходилось, и надеется, таковыми же будут и они – настоящие его ученики и ученицы» [2]. Это был, по слову священника Александра Хохлова, подлинный «праздник любви».

Не прошло и трех месяцев, как после кратковременной болезни раб Божий Николай почил. В холодный, снежный, с пронизывающим ветром день из Входо-Иерусалимского собора, где совсем недавно чествовали Николая Ивановича, учащиеся несли на руках белый гроб с телом своего учителя к месту его последнего упокоения на кладбище Скорбященской обители и похоронили рядом с могилой его старушки матери. Под пение хора сестер монастыря горько плакали жена Анна Александровна (в девичестве Осинцева) и дочери-подростки Мария и Нина, коллеги, ученики. Слова памяти произнесли священники Симеон Хлынов, Николай Воецкий, преподаватель Реального училища, в прошлом выпускник Казанской Духовной академии К.Н. Титов, позднее занявший место Николая Ивановича, присяжный поверенный А.И. Кузнецов и ученики Горнозаводского и Реального училищ. Старожилы говорили: «Таких похорон в Тагиле не бывало». Вслед на Николаем Ивановичем ушла в мир иной и его супруга.

Игумения Мария вручает потомку Н.И. Кларка Борису Моисеевичу Бакштановскому книги о монастыре

Прошло больше ста лет. Нет уже монастырского кладбища. В 1909 г., еще до кончины Николая Ивановича, была составлена опись всех захоронений. Однако сам документ не сохранился или пока не найден. Кладбище было разорено в первые годы советской власти. На его месте за алтарями Скорбященского и Вознесенского храмов были построены корпуса детского дома. От бывшего монастырского кладбища остались только несколько могильных плит с отбитыми крестами (две из них с надписями), иногда во время земельных работ удается найти фрагменты мраморных крестов и фигур. Одна из частей кладбища, где когда-то хоронили заключенных концлагеря, бывшего на территории обители с ноября 1920 г. по июнь 1922 г., не была застроена. В период настоятельства игумении Кириллы (Суворовой) здесь был установлен памятный крест.

27 июня 2018 г. В Нижний Тагил приехал один из двух живых внуков Николая Ивановича – Борис Моисеевич Бакштановский, а всего у Н.И. Кларка 10 внуков. Борис Моисеевич, несмотря на преклонный возраст (ему 83 года), является директором музея Ленинградского механического завода имени Карла Либкнехта, выпускающего мины и снаряды. Он всю жизнь мечтал посетить Нижний Тагил, связанный с детством матери, и попасть на могилу дедушки и бабушки.

Эти надгробные камни остались от бывшего монастырского кладбища

Его мама – младшая дочь Николая Ивановича Нина (род. в 1896 г.) – покинула малую родину в 1919 г., на станции Заозерная в Красноярском крае познакомилась со своим будущим мужем (1882–1977 гг.) и в 1920 г. вышла замуж. Борис Моисеевич был последним из пяти детей в этой семье. До него родились Мария (1923–2007 гг.), Николай (1925–1993 гг.), Ирина (род. в 1927 г.), Анна (1931–2018 гг.). Нина Николаевна Кларк-Бакштановская умерла в 1942 г. в поселке Южно-Енисейск Красноярского края. Старшая сестра Нины Мария (по мужу Боровская, род. в 1895 г.) умерла в 1935 году в пос. Шарташ. У нее было 5 детей: Николай (род. в 1920 г.), Евгений (род. в 1923(4) г.), Викентий (род. в 1925(6) г.), Нина (1927–1992 гг.), Людмила (род. в 1933 г.). Сегодня никого из них в живых не осталось.

А память об их дедушке Николае Ивановиче Кларке продолжает жить в Нижнем Тагиле. Помнят его в горно-металлургическом колледже имени Е.А. и М.Е. Черепановых.

Примечания:

[1] Екатеринбургские епархиальные ведомости. 1911. С. 933.

[2] Там же. С. 935.

В. Чемезова, зав. архивным отделом монастыря

(41)

Объявление

Оставить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

[FTVI]
Перейти к верхней панели