Несостоявшийся доклад

Размещено Фев 27, 2018 в Включить в слайдер, Исторические, Публикации | Комментарии (1)

23 и 24 февраля в Нижнем Тагиле прошла XVI Международная научно-практическая конференция «Трезвость – курс России». Доклад зав. архивным отделом монастыря В. Чемезовой был отклонен организаторами как выражающий православный взгляд на проблему.

Вместо предисловия

Незадолго до конференции к автору статьи обратились с просьбой написать доклад на историческом краеведческом материале о трезвенном движении до Октябрьской революции 1917 г. Поскольку предложение было представлено как запрос, оно было принято. После согласия появились дополнительные условия: использовать в докладе язык УСТ (утверждения и сохранения трезвости), пропагандируемый АНО «Научно-исследовательский институт Трезвости имени Г.А. Шичко», Общественным движением «Союз утверждения и сохранения Трезвости “Трезвый Урал”».

В комментарии утверждалось: «На самом деле всё очень просто: слова с корнем “пит” (“пить”, “напитки”, “выпивать”, “питье” и т.д.), а также названия “пиво”, “водка”, “шампанское” и т.д., кроме случаев цитирования, нужно заменять на слова: “отравляться”, “алкогольные растворы” (“разведения”, “яды”), “отравление”, “самоотравление”. Также для слов с корнем слова “курить”. Есть даже целый словарь языка УСТ. На конференции все говорят только на этом языке».

Создатели нового трезвого языка предлагают следующим образом преобразовывать тексты. Вот первоисточник:

«Женщины, оживленно переговариваясь между собой, проворно расставляли на столе бутылки с винами высочайшего качества, а также любовно отполированные до блеска фужеры на высоких ножках, через какие-то минуты все дружно произносили тосты. Веселье началось».

А теперь та же информация на языке УСТ:

«Женщины, оживленно переговариваясь между собой, проворно расставляли на столе бутылки с ядовитыми алкогольными смесями и разведениями, содержащие яды высочайшего качества, а также тщательно отполированную до блеска ритуальную посуду для самоубийства на высоких ножках, через какие-то минуты после ряда абсурдных выступлений началось массовое ритуальное самоотравление» (см.: https://studfiles.net/preview/5842889/page:3/).

Нечто подобное предлагалось сделать автору этой статьи.

Это дополнительное условие казалось странным, поскольку писать о деятельности церковных обществ и о православной позиции, проводя манипуляции со словами и понятиями, – дело от лукавого, даже если нет прямого цитирования (косвенная цитация постоянно присутствует в тексте). Совесть обличала, но автор в своем тексте допустила несколько подобных «толерантных» выражений.

Несмотря на это малодушие, последовал отказ организаторов принять статью с таким обоснованием:

«Статья оформлена качественно и содержит большой объем фактического материала по истории обществ трезвости на основе архивных документов. В то же время оргкомитет вынужден отклонить данную работу по следующей причине. Конференция является научно-практической, и оргкомитет стоит на твердых научных позициях, которые исключают какие-либо религиозные толкования истории (местной, государственной и общечеловеческой) и причин тех или иных процессов, происходящих в обществе.

Например, выдержка из заключительного вывода статьи:

“Однако у народа было отнято спасительное средство – обращение за помощью Божией в деле врачевания души. Если человек гордо надеется только на свои силы в преодолении недуга, его ждет падение еще горшее”.

Научный подход предполагает выявление реально существующих причинно-следственных связей, объективных закономерностей окружающего мира без привлечения любого рода мифологии, домыслов и верований. Фрагменты же данной статьи этому требованию не удовлетворяют.

Будем рады в будущем принять от Вас материалы научно-практического характера, содержащие логически обоснованные гипотезы, доказательства и выводы без привлечения “божией помощи” (строчная буква в тексте организаторов – В. Ч.)».

Позиция организаторов конференции состоит в отвержении религиозного способа познания мира. С этим можно было бы согласиться, если бы не результаты церковного окормления людей с зависимостями. Очевидно, что они есть, и изучение опыта деятельности дореволюционных церковных обществ трезвости было бы полезно некоторым участникам конференции, но они оказались этого лишены. О том, как лечить душу и спасаться в Церкви, в молодежной аудитории сказать нельзя (конференция проводилась в ГАПОУ СО «Нижнетагильский государственный профессиональный колледж имени Н.А. Демидова»), но зато «спасительно» проводить флешмобы на Лисьей горе с многокилометровой живой цепью людей с табличками «Мы за трезвую Россию» (текст может быть другим – варианты допускаются). Грустно…

P.S. Доклад публикуется в авторской редакции. При чтении по желанию или ради лингвистического эксперимента можно производить замены: водка, вино – «алкогольные растворы (яды)», пьянство, выпивка – «самоотравление», пить – «отравляться» и пр. Создатель языка УСТ Г.А. Шичко утверждает, что, применяя “язык ломехуз”, то есть слова, программирующие на самоотравление, мы способствуем погублению России, а «язык утверждения и сохранения Трезвости нужно применять всегда и везде. То есть в своих мыслях, в разговорах, в публикациях, в официальных документах и так далее». Слово «Трезвость» с прописной буквы стало «богом».

 

Чемезова В. А.

Chemezova V. A.

 

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОБЩЕСТВ ТРЕЗВОСТИ В НИЖНЕТАГИЛЬСКОМ ОКРУГЕ

В КОНЦЕ XIX – НАЧАЛЕ XX ВВ.

THE ACTIVITIES OF THE SOCIETIES OF SOBERNESS IN THE NIZHNETAGILSKIY REGION

AT THE END OF THE XIX TH – AT THE BEGINNING OF THE XX TH CENTURIES

 

Аннотация: В статье показаны различия в понимании решения проблемы народного пьянства в дореволюционный период и в начале советской власти на примере Нижнетагильского округа. В центре внимания деятельность Нижнетагильского Общества Трезвости, возникшего в 1890 г., Братства Животворящего Креста Господня, созданного в 1908 г., и публикации в окружной газете «Рабочий», относящиеся к 1928–1930 гг.

Ключевые слова: Нижнетагильское Общество Трезвости, Братство Животворящего Креста Господня, газета «Рабочий».

Abstract: In the article the differences in the understanding of the solution of the problems of people’s hard drinking at the pre-revolutionary period and at the beginning of the soviet power after the example of the Nizhnetagilskiy district are shown. In the centre of attention there are the activities of the Nizhnetagilskiy Society of Soberness, had come into existence in 1890, the Brotherhood of the Life-giving God’s Cross had been established in 1908, and publications in the district newspaper «Worker» (1928–1930).

Keywords: Nizhnetagilskiy Society of Soberness, Brotherhood of the Life-giving God’s Cross, newspaper «Worker».

В начале 2016 г. мною был сделан доклад на церковно-исторической конференции «Православие на Урале: связь времен» об антирелигиозной пропаганде на страницах окружной газеты «Рабочий» в 1928–1930 гг. [1]. Показательно, что проблема народного пьянства в публикациях конца первого и начала второго десятилетий советской власти напрямую связывалась с религиозными (в первую очередь православными, т. к. мусульмане водку не употребляют) праздниками. Рождество Христово или Пасха Господня праздновались в 1920-е гг. широко с алкоголем – утверждала местная пресса. Отсюда прогулы, убийства и пр. проблемы экономического и социального характера. Например, граждане села Кайгородского «почтили память “великомученицы Параскевы” трехдневной гульбой и пропили трактор» [2, c. 5] – не в буквальном, а фигуральном смысле: будто бы столько потратили на спиртное несколько рабочих в течение 5 запойных дней, что является явной гиперболой. В других селах те же проблемы: «…преображение, успение, спасы, покров, местные престолы и др. религиозные праздники сопровождаются пьянкой, драками, пожарами и приносят громадный вред нашей деревне» [3, c. 3]. Поэтому в качестве большого достижения представляется на страницах газеты решение граждан деревни Малыгиной Салдинского района отказаться от празднования «Семенова дня» [4, c. 5] и, стало быть, от выпивки. В публикациях делался простой вывод: победим религиозный дурман – избегнем многочисленных прогулов по причине массовой алкоголизации рабочего и крестьянского населения. В качестве эффективных форм реализации двух взаимосвязанных задач в Нижнетагильском округе предлагалось проводить вечера чудес с целью «разоблачения поповско-сектантских чудес», вечера науки и техники, маскарады, лекции, конференции, цеховые собрания в красном уголке, митинги, театральные постановки, оперетту, вместо рождественских елок устраивать вечера красного костра или факельные шествия, спортивные мероприятия (например, катание на коньках 6 и 7 января, лыжные гонки, катание с гор), выставки, конкурсы стенгазет и кощунственных карикатур и пародий, рейды по домам рабочих перед Пасхой [5, c. 4]. Также организовывались трехмесячник распространения антирелигиозной литературы, курсы для подготовки красных командиров, хоровые кружки, сбор средств на народный уральский самолет и танк с одинаковым названием «Безбожник» [6, c. 4; 7, с. 3]. Жизнь показала, что данные и подобные мероприятия только усугубляют положение. Понимание представителями советской власти решения проблемы народной трезвости примитивно: организуем досуг – будут меньше прибегать к выпивке.

О медицинском, психологическом аспектах проблемы пьянства тогда никто даже не задумывался, социальный, экономический аспекты были на поверхности, духовный аспект вообще не брался во внимание. Личный недуг Русская Православная Церковь определяет как грех, как болезнь души и действие страсти в человеке. Для преодоления этого греха необходимы духовные усилия – личные и семейные. Условия исцеления – покаяние, пост, молитва, чтение Священного Писания, церковные Таинства исповеди и причащения не реже раза в год (но желательно чаще). Так и искореняли пьянство еще в дореволюционных православных обществах трезвости. Их активизация в Нижнетагильском заводе и округе относится к концу XIX – началу XX вв.

В начале ХХ в. настоятель Выйско-Никольского собора Александр Хохлов в летописи отмечал «неудовлетворительное состояние прихожан в нравственном отношении» и давал такую оценку: «…в прежние времена, как говорят старики, нравы приходские были все-таки лучше, а в особенности до получения свободы. Крепостное право сдерживало их грубую силу и регулировало их отношение к семье, обществу и начальству, как духовному, так и светскому… Меньше в прежнее время было развито пьянство, хотя питейных заведений было тогда на Вые “непомерное число”, меньше было и разврата, меньше было случаев непокорного отношения детей к родителям… Нынешняя молодежь знать ничего не хочет, потому [что они] “люди свободные”… нарушение постов, незаконное сожительство, сквернословие, игнорирование святыми заветами церкви – эти пороки преобладающие» [8, c. 4].

Нижнетагильское Общество трезвости было организовано в 1890 г. при Входо-Иерусалимском храме по образцу Санкт-Петербургского, Устав которого был утвержден Министерством внутренних дел. На развитие Общества Нижнетагильский завод получал субсидию от о. Иоанна Кронштадтского, по молитвам которому сегодня исцеляются многие страждущие. Общество вело чтения, имело свою библиотеку, чайную-читальню. Для устройства лекций выписывали из столицы специального лектора – Кривошеина. Общество вело трезвенные книги, в которые записывались люди, давшие обет трезвости на год и на более долгий период. Например, 1 октября 1890 г., в праздник Покрова Божией Матери, записалось 24 человека, из них 20 человек из рабочего класса. Небесным покровителем Братства стал преподобный Сергий Радонежский, перед его иконой давался обет, также молились перед образом праздника Покрова Пресвятой Богородицы [9, c. 1022–1023]. В музее церковной истории в Скорбященском женском монастыре имеется в качестве экспоната обетная грамота. На членов Братства, нарушающих обет, было принято не налагать денежных штрафов, как это было во Всеволодоблагодатском Братстве, где за первое нарушение налагался штраф в 3 рубля, во второй – 10 рублей, а далее – на усмотрение сообщества [10, c. 621–622]. В Нижнетагильском заводе разрешалось воздействовать на человека только словом. Совместная молитва членов Братства, исповедь и приобщение Святых Христовых Таин, общение за чаем с печеньем, чтение литературы составляли основные средства изцеления от духовной болезни. Глобальных задач, например, как закрыть кабак по закону [11, c. 925–935], Общество не ставило. Однако в Нижнетагильском заводе проблемой озаботились ранее введения в действие Высочайше утвержденного 20 декабря 1894 г. Устава попечительств о народной трезвости.

Нижнетагильское Общество прекратило свое существование, и в 1908 г. ему на смену пришло Братство Животворящего Креста. Его задачи были шире, т. е. к пастырям приходит понимание, что проблему невозможно преодолеть без широкой просветительской работы и решения взаимосвязанных проблем. Его председателем стал о. Василий Конин – священник единоверческого Свято-Троицкого храма. Совет Братства запланировал регулярные беседы в храмах по теме преодоления зависимости. Братчики изучали зарубежный опыт, например, Финляндии, опыт деятельности Обществ трезвости [12, c. 1010–1014]. Православную общественность Нижнетагильского завода порадовало, что вопрос о борьбе с пьянством был возбужден депутатом Государственной Думы от Самарской губернии Михаилом Дмитриевичем Челышевым. 2 февраля 1908 г. в Троицкой школе, как написано в «Екатеринбургских епархиальных ведомостях», «яблоку было негде упасть». В объявлении значилось: «Хор единоверческих певцов пропоет старинным распевом “На реце Вавилонстей”». Псалом 136 – это одно из любимых народом песнопений покаянного характера, так же как песнопение «От юности моея мнози борют мя страсти». Вообще, организация народопевческих хоров являлась одним из направлений деятельности Обществ трезвости, поэтому не удивительно, что на беседу о вреде пьянства народ привлекали пением. О. Александр Хохлов прочитал о тайной продаже вина и др. Эту тему увязывали с др. злободневной темой: о христианском воспитании. Председатель общества говорил о том, что значит воспитывать по-христиански: развивать ум, чувства и волю. По мнению батюшки, их неразвитость – корень греха. «Мы сами ничего Божьего не знаем», – таким было признание некоторых участников беседы. Результатом стала, по мнению братчиков, потерянная молодежь [13, c. 129–130]. Количество браков уменьшается: по Выйско-Никольской церкви в 1900 г. – 47 венчаний, в 1913 г. – 38, в 1915 г. – 11. Только ли дело в прошедшей Русско-японской и идущей Первой мировой войнах? Нет, проблема трезвения народа напрямую связывается с проблемой разрушения семейных ценностей, образцом для которых является Священное Писание. В 1908 г. в Нижнетагильском заводе решили создать кружок по изучении Библии. Руководить просвещением народа вызвался о. Александр Хохлов. После первой беседы яркого проповедника многие решили записаться в Братство. Первым шагом стало то, что братчики подписали адрес депутату Госдумы Челышеву как борцу за отрезвление русского народа.

Следующее заседание Братства было назначено на 10 февраля. О. Николай Григорьев читал историю о христианской деятельности сестры Варвары, потом священник Александр Хохлов делал вступительное слово о Библии. Целью этой встречи было привлечение внимания православных к окормлению ночлежного дома, которое открыло Нижнетагильское благотворительное общество (его постояльцы не имеют хлеба насущного и разбредаются по кабакам и харчевням). 17 февраля повсеместно проводились беседы о том, как подготовиться самим и подготовить детей к подвигу Великого поста. Т. е. встречи со чтением и толкованием Слова Божия проводились еженедельно. Они охватывали многие храмы заводского поселка: православные Входо-Иерусалимский, Введенский, Выйско-Никольский, единоверческие Свято-Троицкий, Казанский.

Например, силами Братства в Нижнетагильском заводе одновременно в 2-х местах: в Троицкой школе и Казанской церкви – проводились религиозно-нравственные беседы: 2 марта – о вреде пьянства и мерах борьбы с ним (так значилось в объявлении), о Богодухновенности Библии, 9 марта – о Смутном времени на Руси.

Первый братский праздник прошел 16 марта 1908 г. О нем было объявлено во всех приходских храмах Нижнетагильского завода. В час дня по благовесту все собрались во Входо-Иерусалимском соборе, было много молодежи. Состоялся молебен перед Животворящим Крестом, слова сказали священники Александр Сахаров, Александр Хохлов. Председатель братства о. Василий Конин, награжденный камилавкой в 1908 г., открыл собрание и зачитал ответное письмо члена Госдумы Челышева. Также была беседа о христианской семье. Обсуждали вопросы благотворительности в приходах, говорили об открытии библиотеки (выписке книг и журналов), о принятии под управление Выйско-Никольского Общества ревнителей Православия [14, c. 317–320]. Слово «братчики» стало в ходу среди жителей заводского поселка.

Поскольку в Нижнетагильском заводе весну встречают пьянством, разгулом, драками и пр. безобразиями, 8 мая 1909 г. состоялось общее молебствие, организованное Братством Животворящего Креста. От всех храмов, кроме храма во имя благоверного князя Александра Невского, шли крестные ходы к площади перед собором под общенародное пение Пасхального канона с припевами Спасителю, Божией Матери, пророку Илии, Святителю Николаю, великомученику Пантелеимону, священномученику Власию, праведному Симеону и великомученице Варваре. Пели хор Скорбященского женского монастыря и хор единоверцев из Свято-Троицкой и Казанской церквей. О. Василий Конин произнес слово о губительности празднования 1 мая – это соблазн для заводского поселка, т. к. мастеровой народ гулял и буйствовал [15, c. 270–276].

14 сентября 1910 г. годовой праздник братства Животворящего Креста организовал настоятель Входо-Иерусалимского собора о. Симеон Хлынов. Как обычно, после богослужения состоялось собрание братчиков, на котором прозвучали отчет за год, планирование на следующий год [16, c. 367–370]. Постепенно возникает система работы по данному направлению.

Любопытно, что после 1912 г. о проблеме народного пьянства церковное издание Екатеринбургской и Ирбитской епархии ни разу не писало. С началом Первой мировой войны в России вводится «сухой закон».

Несмотря на усилия Церкви, православных и единоверческих приходов, личную инициативу некоторых нижнетагильских пастырей проблему в полной мере решить не удалось, о чем свидетельствуют примеры многочисленных публикаций в советской окружной газете «Рабочий» во второй половине 1920-х гг. Однако у народа было отнято спасительное средство – обращение за помощью Божией в деле врачевания души. Если человек гордо надеется только на свои силы в преодолении недуга, его ждет падение еще горшее.

Список литературы:

  1. Чемезова В. А. Особенности антирелигиозной кампании в Нижнетагильском округе в 1929–1931 гг. (на материалах газеты «Рабочий»). URL: http://ntobitel.cerkov.ru/2016/02/21/vglyadyvayas-v-istoriyu-2/.
  2. Рабочий. – 1929. – № 297. – С. 5.
  3. Рабочий. – 1929. – № 185. – С. 3.
  4. Рабочий. – 1929. – № 281. – С. 5.
  5. Рабочий. – 1930. – № 94. – С. 4.
  6. Рабочий. – 1929. – № 1. – С. 4.
  7. Рабочий. – 1930. – № 284. – С. 3.
  8. Церковная летопись Выйско-Никольской церкви Верхотурского уезда Екатеринбургской епархии за 1845–1913 гг. // ГАСО. Ф. 607. Оп. 1. Д. 54. Л. 4.
  9. Один из членов Братства трезвости. Открытие «Братства трезвости» в Нижнетагильском заводе Пермской губернии // Екатеринбургские епархиальные ведомости. – 1890. – № 44. Неофициальный отдел. – С. 1022–1023.
  10. Чернобровин Иоанн, священник. Из Всеволодоблагодатского завода. (Общество трезвости) // Екатеринбургские епархиальные ведомости. – 1890. – № 26. Неофициальный отдел. – С. 621–624.
  11. Как закрыть кабак по закону (Доклад в собрании Санкт-Петербургского общества трезвости действительного члена Д.Н. Бородина) // Екатеринбургские епархиальные ведомости. – 1892. – № 35. Неофициальный отдел. – С. 925–935.
  12. Сикорский И. А., профессор Киевского университета. Идеальный взгляд на задачи «обществ трезвости» // Екатеринбургские епархиальные ведомости. – 1901. – № 24. Неофициальный отдел. – С. 1010–1014.
  13. Хохлов А., священник, член Братства. Открытие чтения и бесед Н.-Тагильским Братством Св. Креста. // Екатеринбургские епархиальные ведомости. – 1908. – № 7. Неофициальный отдел. – С. 129–130.
  14. Член братства С. А. Х. Праздник Братства Св. Креста в Н.-Тагиле // Екатеринбургские епархиальные ведомости. – 1908. – № 17. Неофициальный отдел. – С. 317–320.
  15. Хохлов А., священник. «Общенародное моление» в Н.-Тагильском заводе // Екатеринбургские епархиальные ведомости. – 1909. – № 19. Неофициальный отдел. – С. 270–276.
  16. Член Братства. Общенародное молебствие в Нижнем Тагиле // Екатеринбургские епархиальные ведомости. – 1910. – № 19. Неофициальный отдел. – С. 367–370.

 

Сведения об авторе: Чемезова Вера Александровна, зав. архивным отделом Скорбященского женского монастыря (г. Нижний Тагил).

About author: Chemezova Vera Alexandrovna, head-cleark of the archives department of the Skorbyashchenskiy nunnery (the city of Nizhniy Tagil).

(43)

Объявление

Комментарии (1)

  1. Не могла себе даже представить, что у организаторов конференции «Трезвость — курс России» могут быть (и есть, к сожалению,) такие маразм-идеи, как использование «языка УСТ» (глупее не придумаешь!) в НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ конференции, которая уже из-за одного этого не может именоваться научной да ещё и практической (с дореволюционной практикой не соизволили познакомиться!), если игнорировали такой интересный и полезный материал. Не понятно, почему слова, отражающие суть явления «пьянство», надо подменять другими (см. УСТ)? Отклонение работы В.А.Чемезовой иначе как БОГОБОРЧЕСТВОМ не назовёшь! Неужели отклонившие доклад так боятся возрождения и торжества Православия на Руси? Разве нельзя было дать слово одному из толковейших краеведов города на конференции? Пусть бы спор разгорелся, в котором рождается истина! Уверена: победа была бы за автором статьи «Деятельность обществ трезвости в конце 19 — начале 20 в.в.»!!! Я не буду против, если мой комментарий дойдёт до горе-организаторов. Дружинина М.М.

Оставить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

[FTVI]
Перейти к верхней панели